Последнее обновление: 28.07.2016

Copyright © "Петербургский НИПИГрад"
2005-2010

  • Портрет города
  • Ретроспектива
  • Охрана историко-культурного наследия
  • Охрана окружающей среды
  • Социально-экономические предпосылки
  • Пространственная организация
  • Функциональное зонирование территории
  • Развитие транспортной системы
  • Развитие инженерной инфраструктуры
  • Санитарная очистка территории
  • Санитарная очистка города

  • Ретроспектива

    Основание Санкт-Петербурга знаменовало собой рубеж между русским средневековьем и эпохой, которую принято называть «новое время». Грандиозная идея императора Петра I состояла в том, чтобы повернуть Россию на путь европейской цивилизации. Для этого важно было не только «прорубить окно в Европу», построив на Балтике крупный порт, но создать новую столицу, в которой было бы возможно проводить реформы, направленные в сторону «европеизации» российской жизни, и которая, сама по себе, являла бы России образец европейского образа жизни. Через этот город должна осуществляться широкая связь России с миром и через него же – распространяться в Россию европейская культура.

    Для этих целей Петру I нужно было создать абсолютно новую пространственную среду, формирование которой должно было вестись в соответствии с европейскими правилами.

    Царь Петр хотел видеть свою новую столицу не просто цивилизованным городом, но «парадизом», превосходящим по красоте знаменитые города Европы. Сформированный императором образ новой столицы лег в основу градостроительного замысла, который на протяжении трех столетий, несмотря на политические, социальные, экономические и прочие катаклизмы на российской земле, был «путеводной звездой» развития города. Он неизменно находил отражение в генеральных планах Санкт-Петербурга, развивавших те важнейшие особенности города, которые составляли суть его градостроительной конструкции и основу его неповторимого облика.

    Стратегически важным было решение Петра I не просто строить город-порт в устье Невы, но развивать всю систему поселений Петербургской агломерации на обширных пространствах – от Кронштадта и Ораниенбаума на западе до Шлиссельбурга на востоке, от Сестрорецка на севере до Гатчины на юге.

    Заложенный Петром Великим первый российский «европейский город» долгое время оставался для русского человека чужим, крайне непривлекательным для жизни. Почти все первое столетие существования Санкт-Петербурга город строился и заселялся принудительно, на что расходовались гигантские средства из государственной казны.

    Практически уже в первой половине XVIII-го века сформировались важнейшие правила четкой планировочной организации города: прямолинейность улиц, ориентация улиц на вертикальные доминанты (храмы), пространственный ритм размещения городских площадей и их четкие очертания.

    Специфика природных условий – острова в дельте Невы – обусловила как известную самостоятельность отдельных районов Санкт-Петербурга, так и наличие основного организующего композиционного центра, каким явилось пространство Невы.

    Постепенно складывались закономерности формирования городской ткани:
    • регламентирование застройки участков (величина двора, правило брандмауэра, ограничение высоты зданий – не выше Зимнего дворца и т.д.);
    • формирование центральной ансамблевой системы;
    • система межевания городских участков (с размерами жилых участков, в среднем, 22*50м – именно этот размер создает уникальный градостроительный масштаб Санкт-Петербурга).

    В градостроительной истории Санкт-Петербурга периоды экстенсивного территориального развития сменялись стадиями интенсивной реконструкции, стадиями композиционного совершенствования застройки.

    К концу XVIII-го столетия город сформировался настолько, что уже сам стал притягивать потенциальных жителей, причем не только русских: многие из приехавших на временную работу иностранных специалистов оставались в Санкт-Петербурге на постоянное жительство.

    До середины XIX-го века Санкт-Петербург стабильно развивался как столица огромной империи. Именно здесь сформировался основной слой российской аристократии европейского образца. Санкт-Петербург стал широко известен в Европе как крупный политический, культурный и научный центр.

    Ситуация начала существенно меняться, когда в России, вслед за Европой, стала бурно развиваться промышленность. Определяющей силой, воздействующей на градостроительные процессы, стал рынок.

    Началось интенсивное промышленное освоение городских окраин. Постепенно в предместьях, окружающих блистательный центр Санкт-Петербурга, стали формироваться целые промышленные зоны: на Выборгской стороне, вдоль Обводного канала, по берегам Невы – от Смольного до села Рыбацкое.

    В городе началось массовое строительство доходных домов. Мощный импульс к развитию получил инженерно-транспортный комплекс города (строительство железных дорог, морского порта, устройство городских систем водопровода и канализации).

    Этот этап градостроительной истории Санкт-Петербур-га характерен ослаблением имперской воли в развитии города. В управлении градостроительным процессами стала преобладать частная инициатива (в том числе со стороны иностранных инвесторов), что выражалось в отходе от традиционных принципов застройки и в допущении серьезных отклонений от нормативных ограничений. Так, ансамблевость, определявшая застройку исторического центра, в преобразуемых предместьях уступила место принципу «органического развития». Бизнес стал претендовать и на отмену высотных ограничений: в первое десятилетие ХХ-го в. уже велись переговоры о строительстве в центре Санкт-Петербурга высотных офисных зданий (реализации проектов помешали война и революция).

    В целом, город развивался преимущественно как промышленный центр с обширными рабочими предместьями. В Санкт-Петербурге было сосредоточено 10% промышленных предприятий России.

    Октябрьский переворот и последовавшее вскоре переименование города в Ленинград определили начало нового этапа градостроительной истории Санкт-Петербурга. Он характеризовался возвратом к жесткому государственному регулированию. Революционная эпоха требовала адекватных градостроительных преобразований. Лишь ограниченность государственных финансовых средств и устойчивая приверженность ленинградских архитекторов (главных архитекторов города) петровской градостроительной традиции позволили Санкт-Петербургу избежать участи Москвы, где в ходе социалистических преобразований был практически уничтожен исторический образ центра города.

    Советскому государству Ленинград нужен был, прежде всего, как крупнейший объект военно-промышленного комплекса (хотя в городе по-прежнему существовали учреждения и организации науки и высшего образования, культуры, искусства). Город активно ввозил из ближних и дальних регионов СССР рабочую силу для промышленных предприятий.

    Этот период был характерен устойчивым ростом численности населения и значительным расширением (за 70 лет – в 4 раза) территории города – за счет формирования нового широкого пояса жилых предместий.

    Застройка Ленинграда, как и любого другого города СССР, регулировалась единой системой общегосударственных нормативов, следствием чего ленинградские новостройки мало чем отличались от новых районов других городов.

    Очередной этап в градостроительном развитии Санкт-Петербурга наступил полтора десятилетия назад, когда Россия вступила на путь свободного рыночного развития. В это же время городу было возвращено его историческое имя.

    Первое десятилетие нового этапа (период перехода к рынку) было крайне тяжелым для Санкт-Петербурга – и как социального организма, и как градостроительной системы. Однако позитивные изменения постепенно набирали силу. В Санкт-Петербург возвращался его столичный дух.

    В наступившем XXI-м веке город уже больше не ассоциируется с военным производством. Бурно развивается его культурная жизнь, расширяется международное сотрудничество. Санкт-Петербург постепенно повышает свой статус северной столицы за счет переноса из Москвы некоторых столичных функций, а также благодаря размещению здесь резиденции российского Президента (комплекс Дворца Конгрессов).

    В условиях отсутствия прежней системы централизованного градостроительного планирования в последние 15 лет город развивался отчасти по «инерции» (по ранее разработанным градостроительным проектам), отчасти – подчиняясь требованиям рынка.

    Новый Генеральный план призван стать особой вехой на пути градостроительного развития Санкт-Петербурга, ибо он задуман как воплощение единства целенаправленной воли и свободного развития. Он сберегает важнейшие градостроительные традиции, заложенные основателем города, и одновременно позволяет рынку успешно развиваться.