Последнее обновление: 28.07.2016

Copyright © "Петербургский НИПИГрад"
2005-2010

К списку публикаций

О ПЛАНЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЛЕНИНГРАДА

(Из доклада главного архитектора Ленинграда Н. В. Баранова на расширенном заседании правления ССА с активом московских архитекторов 10-Х-1944 г.)

Перспектива площади у Смольного, вид на Охтенскую прорезку. Проект реконструкции Смольнинской площади. Автор арх. И. И. Фомин (Ленпроект)

Вслед за громом артиллерийской канонады, разметавшей немецкие логова под Ленинградом, вслед за победным салютом, возвестившим всему миру о снятии блокады с нашего города, — как вечевой призывный колокол - 29 марта 1944 года прозвучало постановление Правительства «о первоочередных мероприятиях по восстановлению Ленинграда».
Правительство поставило перед нами задачу — скорейшего восстановления Ленинграда, как могучего индустриального и высокой культуры крупнейшего центра нашей страны.
Мы знаем, что Ленинград — второй после Москвы город Советского Союза, важнейший культурный и промышленный центр страны — играл огромную в создании военного и индустриального могущества нашей родины.
Восстанавливая Ленинград, мы должны вернуть ему былую индустриальную славу и его обаятельный, великолепный облик, сделать его еще более красивым, еще более величественным.
Надо, чтобы станки, турбины, тончайшие приборы и другие машины с надписью «сделано в Ленинграде» появились как можно скорее на Украине и в Белоруссии, в Прибалтике и Молдавии, способствуя быстрому восстановлению опустошенных немцами краев и областей.
Для того, чтобы успешно восстанавливалась и работала промышленность, необходимо провести гигантские работы по восстановлению городского хозяйства.
Очевидно, что в этой большой созидательной работе архитекторам Ленинграда должна принадлежать почетная роль. Здесь есть где приложить свои знания, свое умение, свою инициативу, свое профессиональное мастерство.
Какова же характеристика основных архитектурных положений разработанного плана восстановления Ленинграда? Характеризуя этот проект, прежде всего необходимо сказать, что он разработан на основе генерального плана развития Ленинграда, созданного в период 1935 — 1939 годов, поскольку этот план, несмотря на происшедшие события, является незыблемым.
Главным архитектурно-планировочным, положением плана восстановления Ленинграда является принцип органической связи и единства всех вопросов планировочной структуры города с намеченными новыми мероприятиями и дальнейшее радикальное улучшение его градостроительных качеств.
В основу восстановительных работ положен тезис: «Ленинград должен стать еще совершеннее, еще краше и величественнее». Этот тезис не является декларацией, он является вполне реальным и заслуженным, так как огненные дни обороны города дали право ленинградцам сделать свой город еще более красивым.
Очевидно, что основа этого тезиса определяется тем положением, что мы не собираемся механически воспроизводить то, что оказалось разрушенным в период войны.
План восстановления Ленинграда предусматривает:
  1. реконструкцию ряда площадей, магистралей, набережных и отдельных микрорайонов города в плане создания ряда новых значительных архитектурных ансамблей;
  2. создание выхода города к берегу моря в пределах существующей территории на Васильевском острове;
  3. улучшение санитарно-гигиенических качеств города за счет:
    • значительного увеличения количества зеленых насаждений как общественного пользования, так и внутриквартальных;
    • уменьшения плотности застройки и плотности населения центральной части города за счет отказа от восстановления полностью разрушенных дворовых корпусов;
    • улучшения жилищно-бытовых условий в капитально-восстанавливаемых домах путем постройки малометражных квартир и отказа от восстановления разрушенных мансардных этажей и полуподвальных квартир;
  4. улучшение сети улиц, обеспечивающих лучшую работу внутригородского транспорта.
Остановимся более конкретно на реализации изложенных положений, кратко характеризуя некоторые проектные решения.
Город имеет исключительно большие потери в зеленом фонде. Эти потери произошли в городских садах и парках из-за отсутствия нормального ухода и эксплуатации зеленых насаждений в тяжелый период блокады Ленинграда. Многие деревья Летнего, Михайловского, Таврического и других садов и парков Ленинграда погибли от артиллерийских обстрелов и бомбардировок. Но наиболее страшные разрушения причинены нашим пригородным паркам городов Петродворец; Пушкин и Павловск, бывшими излюбленными местами отдыха трудящихся Ленинграда. Эти парки в значительной степени варварски вырублены немцами.
В парковом строительстве есть одна особенность, не зависящая от нас - парки строит время. Поэтому в целях восполнения тяжелых потерь в зелени намечено создание новых зеленых массивов и расширение существующих.

Проект Центрального городского парка. Перспектива центральной части. Авторы арх. О. В. Гурьев и арх Н. Г Агеева (Ленпроект)

Наиболее крупным из намеченных мероприятий по зеленому строительству является создание центрального городского парка, территория которого определяется в 200 гектаров и который раскинется на территории кронверка, включив в себя парк Ленина и территорию бывшего завода минеральных вод, сада Народного дома, Зоосада, территорию, прилегающую к Артиллерийскому музею, городской питомник вдоль проспекта Добролюбова и значительную часть Петровского острова.
Идея создания этого парка основана на воспроизводстве ранее существовавшего Петровского загородного парка и в свое время озелененного глассиса, расположенного вокруг Петропавловской крепости с северной ее стороны.

Перспектива новой прорезки к Охтенекому мосту с площади перед Смольным. Автор арх. И. И. Фомин (Ленпроект)

В силу дореволюционной стихийной застройки территории этих двух больших зеленых массивов постепенно были застроены промышленными предприятиями, жилыми домами или разделены на мелкие участки, занятые Зоосадом, сборной фанерной шелухой Народного дома и т. п.
Исходя из этих соображений, на территории кронверка и Петровского острова была произведена разборка около 50 разрушенных деревянных и каменных зданий, которые случайно загромождали территорию парка. В данное время территория Народного дома полностью расчищена и приступлено к парковому строительству.
В плане расширения зеленых насаждений разработан проект увеличения, больше чем в два раза, сада «9-го Января» в Кировском районе и намечено значительное расширение многих других садов, в том числе создание крупного сквера на Международном проспекте, в районе б. Клинского рынка, чрезвычайно бедного зелеными насаждениями, сквера в районе улицы Плеханова и т. д.
Вторым крупным мероприятием в плане улучшения внешнего облика города является реконструкция Суворовского проспекта и района Смольного, которая предполагает изменение облика и пространственной композиции наиболее важных звеньев этой магистрали.
На базе площади Растрелли и площади Диктатуры намечается создание единой площади, вытянутой вдоль зеленого массива, в котором находятся здания Смольного и Смольного монастыря.
Со стороны Невы предполагается сплошное озеленение, с тем, чтобы продолжить зелень, окружающую исторические здания, и не закрывать ансамбль Смольного с набережной объемами, ограничивающими площадь. Западный фронт новой площади, обращенный в сторону Смольного, проектируется в характере монументальной застройки общественного характера, основные архитектурные членения которой повторяют блестящий замысел Баженова, положенный им в основу проекта Смольного Института.
Для того, чтобы отвести движение внутригородского транспорта от новой площади и исправить историческую ошибку, в силу которой с левого берега нет прямого въезда на Охтенский мост, — запроектирована и уже осуществлена пробивка новой магистрали, соединяющей Суворовский проспект и Новгородскую улицу с новой предмостовой площадью у Охтенского моста.
Третьим крупным мероприятием, связанным с улучшением облика города и улучшением работы внутригородского транспорта является реконструкция районов Финляндского, Варшавского и Балтийского вокзалов.
Международный проспект по-прежнему остается важнейшей магистралью города, в силу чего, работая над планом восстановления Ленинграда, мы не могли забыть начатую реконструкцию этой магистрали. Намечается первоочередное окончание реконструкции Сенной площади.
Доработан проект застройки Обуховской площади и, наконец, проведена большая работа по разработке проекта реконструкции района Клинского рынка.
В связи с разрушением значительной части застроек в прибрежной полосе Васильевского острова и в конце Большого проспекта — намечается создание Приморского бульвара и значительного по размеру парка. В этом решении жилая застройка города будет иметь непосредственный доступ к берегу моря, и ленинградцы смогут любоваться взморьем не только с весьма ограниченной стрелки Елагина острова, но и с открытой к заливу территории Васильевского острова.
План восстановления города, в соответствии с генеральным планом его развития, предусматривает создание двух районных административных центров: Фрунзенского на месте ипподрома и Василеостровского на месте, разрушенного Андреевского рынка.
Создание центра Фрунзенского района предусматривает не только организацию новой площади, но и прокладку улицы Дзержинского, от Загородного проспекта до Обводного канала. Эта прокладка разгрузит насыщенность внутригородским транспортом Загородного и Международного проспектов, создав возможность выхода внутригородского транспорта непосредственно на Боровую и Литовскую улицы в направлении южных районов города.
Ипподром настолько разрушен, что в интересах города, вместо восстановления на прежнем месте, его логично строить на территории, намеченной генеральным планом развития Ленинграда.
Создание районного центра на Васильевском острове обусловливает организацию единственной в этом районе площади и предполагает пробивку прямого въезда на площадь с моста лейтенанта Шмидта.
Наряду с этими наиболее крупными мероприятиями, намечается и решение других более локальных задач. В частности, в целях улучшения бытовых условий жизни населения и улучшения внешнего облика города, предполагается озеленение многих жилых улиц, аналогично озеленению, которое было проведено на улицах Чайковского и Петра Лаврова.
Проекты восстановления гг. Пушкина, Павловска и Петродворца основаны на одном из пунктов постановления Правительства о восстановлении Ленинграда, который гласит: «Предрешить восстановление городов Пушкина и Петродворца как мест массового отдыха трудящихся Ленинграда».
Застройка этих городов исключает повторение имевшего место ошибочного сооружения четырех-пятиэтажных домов или механическое перенесение принципа застройки новых кварталов аналогично кварталам Автово или Малой Охты.
Мы считаем логичным, созвучным и масштабным для этих городов свободную одно- двухэтажную застройку, расположенную среди обильной зелени.
При восстановлении отдельных разрушенных зданий в основу положено два принципа:
Если здание представляет собою архитектурно-художественную ценность, то намечается реставрация внешнего облика этого здания. Например, такие здания, как жилой дом на Мойке № 1, Инженерный замок, дом. Лаваля, дом № 30 по Невскому и т. п., восстанавливаются в прежнем виде. Однако, внутренняя планировка некоторых из этих зданий делается современной. Архитектура таких восстанавливаемых зданий, как дома на улице Пестеля № 11, на улице Гоголя № 4, на Невском проспекте № 68, на Фонтанке № 127 и ряд других предполагает улучшение окружающего их ансамбля.
Постройка нового здания на Дворцовой набережной № 12—14,.взамен разрушенного, учитывает решение его совместно с соседним, что даст возможность в едином модуле решить полноценно и более выразительно весь отрезок Дворцовой набережной от Мраморного дворца до Мошкова переулка, а с учетом последующей реконструкции корпуса, находящегося на углу Мошкова переулка — завершить монументальный облик одной из лучших набережных города.
Проект восстановления здания на углу Невского проспекта и Фонтанки, перестраиваемого для размещения Районного Совета, отвечает исторически сложившемуся характеру архитектуры наиболее ценных зданий этой главной магистрали города, координируется с противолежащим общественным зданием, тем самым удачно решая начало участка Невского от Фонтанки в направлении к площади Восстания.
Сейчас, готовясь к громадному размаху восстановительных работ и новому строительству, мы обязаны отдать себе отчет в том, каковы же должны быть принципы творческой практики ленинградских архитекторов, каким должен быть наш сегодняшний архитектурный язык, каким должен быть облик завтрашних новых ансамблей, площадей, набережных, проспектов, садов и скверов города.
Мы знаем, что, за сравнительно короткий срок существования города, русский народ в архитектурном облике Ленинграда дал замечательный образец градостроительного искусства. Мы знаем, что в камне, граните, бетоне и металле замечательных улиц, площадей, набережных и мостов, в великолепных дворцах и парках, в могучих индустриальных гигантах, в сотнях высших и средних учебных заведений, в чудесных музеях и памятниках нашего города, красочно отражена история нашей страны, строительный гений русского народа, военная слава России, лучшие национальные достижения науки, техники и искусства.
Очевидно, что титаническая эпопея великой Отечественной войны и одно из блестящих событий этой эпопеи — героическая оборона Ленинграда — должны найти достойное отражение в облике нашего любимого города.
На долю ленинградских архитекторов выпала не только почетная и тяжелая доля — пережить вместе с городом тяготы 2½-летней его обороны, участвовать в его защите, но и в ближайшем будущем выразительными монументальными средствами архитектуры достойно нашим великим предшественникам-зодчим отразить эти события в облике новых зданий, новых улиц, площадей, набережных, в зеленых массивах и монументах. Так же, как Отечественная война 1812 года, закончившаяся разгромом полчищ Наполеона, нашла свое отражение в русском классическом стиле, в стиле, ярко говорящем о военном могуществе России, — так и Великая Отечественная война должна быть ярко отражена в послевоенном строительстве Ленинграда.

Проект восстановления д. № 68 по Невскому пр. Авторы проекта арх. И. И. Ф омин и арх. Б. Н. Журавлев (Ленпроект)

Сейчас, как никогда, мы должны критически посмотреть на нашу довоенную и сегодняшнюю творческую практику и ответить себе на такой вопрос:
Можем ли мы продолжать эту практику дальше, всё ли у нас было и есть благополучно, создаем ли мы современную нашу родную русскую архитектуру?
Для того, чтобы ответить на этот вопрос, мы должны уяснить себе, какие положения, какие принципы определяют понятие русской архитектуры и какие предпосылки являются условиями этого понятия.
Очевидно, что облик каждого города — Ленинграда или Москвы, Киева или Ярославля, Баку или Тбилиси имеет право на свою, только ему присущую, индивидуальность. Штамповать по одному образцу населенные места абсурдно и несовместимо с понятием национальной и современной архитектуры.
Также очевидным является и то, что современное архитектурно-художественное произведение должно быть основано на учете местных строительных материалов, достижений инженерно-строительной техники и индустриальной базы строительства.
Город мы строим для самого драгоценного в нашей стране капитала — для граждан Великого Советского Союза и поэтому забота о населении города должна быть не декларативной, не формальной, а реально доказанной.
Большой художник-архитектор, работающий в определенной среде (природа, город, отдельный сложившийся ансамбль), не может от нее абстрагироваться и, создавая самостоятельную, свою вещь, подчиняет, включает ее в эту среду. Большие мастера-иностранцы - Растрелли, Кваренги, Росси, работая в России, создали подлинно русские вещи.
Творческая индивидуальность преломляется в среде, отнюдь не утрачиваясь. Брюллов и Росси остались самими собой, последовательно создавая единый органический ансамбль Дворцовой площади.
Почему произведения такого мастера, как Растрелли, мы считаем памятниками национальной архитектуры. Потому что Растрелли сочетал в своем творчестве блеск западно-европейского барокко со своеобразием русской архитектуры. Большой талант художника и строителя позволил ему правильно учесть в своем творчестве естественные условия города, местные строительные материалы, а также национальные особенности России, определяемые ее художественной культурой, бытовыми и религиозными традициями.
Красочная и живописная палитра мастеров московского барокко XVIII века, узаконенное пятиглавие церквей, отделка фасада не камнем, а штукатуркой, — сделали постройки Растрелли национальными памятниками русского искусства, глубоко отличными от родственных им по форме памятников западно-европейского барокко.
Общепризнанным является факт, что наш город представляет собой сокровищницу русского искусства, национальную гордость нашей страны. Поэтому, решая задачу создания нашей современной архитектуры, завтрашнего облика новых ансамблей Ленинграда, мы должны, в первую очередь, из градостроительных традиций Ленинграда черпать принципы нашей творческой работы.
Создавая современную архитектуру, мы не должны находиться во власти догмы русского барокко или классицизма. Мы должны их изучать и понять и, развивая традиции лучших образцов ленинградской архитектуры, создать новые архитектурные образы.
В чем эти традиции заключаются? Они заключаются, прежде всего, в том, что подлинные мастера русской архитектуры никогда не занимались копированием, эпигонством, жалким подражательством. Эти мастера сумели в своих произведениях, которые украшают наш город, ярко отразить определенные эпохи его жизни, созвучно бывшим в тот период времени социально-экономическим условиям. Смогли ли мы в нашей довоенной практике найти новый архитектурный язык, достойно отражающий великую Сталинскую эпоху? Нет, этой задачи мы не решили и сейчас нам предстоит ее решить.
Выдающиеся русские архитекторы создали ленинградские ансамбли по принципу пространственной органической взаимосвязи составных элементов, формирующих одно большое целое — общегородской центр Ленинграда.
В нашей работе мы поняли это и, решая проблему создания нового общегородского центра, отразили эту важнейшую традицию. Проект южного элемента нового общегородского центра — ансамбль площадей у Дома Советов выдержал испытание времени и, очевидно, в нашей дальнейшей работе указанный принцип надо развивать.
Наши предшественники создали ясный силуэт городской застройки, великолепно отвечающий естественным условиям Ленинграда. На низких берегах Невы горизонтальная трактовка основного массива города эффектно оживляется контрастирующими вертикалями общественных, не спорящих друг с другом, зданий.
Очевидно, эту традицию в новой застройке также должны развивать и создать монументальный силуэт новых районов города.
Мастера русской архитектуры, на протяжении двух столетий формируя застройку Петербурга, создали определенную масштабность и модуль основных членений и ордера, которые определяют силу воздействия замечательных ансамблей города.
Мы знаем архитектурно-художественную ценность дворцовой площади, мы знаем, что она создавалась на протяжении ста лет, что составные ее элементы имеют различную стилевую характеристику и вместе с тем работают солидарно, согласованно, как одно целое. Барокко Зимнего дворца и ампир Главного Штаба достаточно контрастны, но согласованы, потому что Росси продолжил в здании Штаба масштаб и ордер, отвечающие произведению Растрелли.
Об этом качестве мы очень часто забываем, а именно это качество, масштабность и модуль, а не любая стилевая характеристика, определяют ансамблевый принцип застройки.
Разве новый Дом Легкой промышленности на углу Садовой и проспекта Майорова, построенный архитекторами Фоминым и Левинсоном, разрушил отрезок проспекта Майорова от Садовой до Фонтанки и звучит инородным телом в застройке данного микрорайона только потому, что он решен авторами не в стиле барокко или ампир?
Отнюдь нет. Это произошло потому, что авторы не учли закона масштабности, закона соразмерности и принимаемого ими модуля, в соответствии с имеющимися в окружающих зданиях.
Это положение крайне важно, так как в нем ключ к выявлению творческой индивидуальности автора, вполне соответствующий требованиям формирования ансамбля.
В довоенный период времени мы жаловались на то, что строили преимущественно жилые дома и мало общественных зданий, в силу чего не могли в достаточной степени монументально решить новые магистрали города.
Некоторые из нас рассуждали так: легко было нашим предшественникам создавать эффектные ансамбли, так как в столице строили много общественных зданий, которые и формируют облик ленинградских площадей, набережных и проспектов.
Совершенно очевидно, что, рассуждая так, кое-кто грешил перед своей совестью и забыл о важной традиции русских зодчих — располагать общественные здания так, чтобы их положение ощущалось на большом окружении, чтобы их положение усиливало их роль.
Говоря о малом количестве общественных зданий, построенных в Ленинграде за последнее время, мы на практике делали непростительные ошибки.
Дом Советов в Ленинграде поставлен так, что он неожиданно открывается с Московского шоссе только при въезде на площадь. Здесь архитекторы оказались в плену у надуманного фетишизированного понятия о внутригородском транспорте.
Дом Союзпушнины, Дом Московского Райсовета и другие включены в рядовую застройку магистрали и, следуя по ней, можно этих зданий не заметить.
А вспомним, как поставлена Биржа, Адмиралтейство, театр им. Пушкина, Смольный монастырь, колокольня Владимирского собора, как поставлены старые общественные здания и древние русские церкви в Москве и Ярославле, в Новгороде, Пскове, Владимире, как умело и эффектно в ландшафте сельской местности всегда располагалась церковь и помещичья усадьба.
Мы построили много общественных зданий, но украшают ли они город?
Разве может быть это сказано по отношению к Кировскому Дому Культуры, Дому Культуры им. 1-й Пятилетки, Дому Культуры Промкооперации, Транспортному Институту на Кировском проспекте и многим другим?
Мастера русской архитектуры придавали большое значение роли зелени в композиции городских ансамблей и создали подлинные образцы паркового искусства в городе и пригородах.

Вид на Республиканский мост и Петропавловскую крепость

Не руками ли архитекторов были захламлены всякой фанерной шелухой, за которой терялась зелень, Кировские Острова, Таврический сад и многие другие?
Важной градостроительной традицией Ленинграда является органическое, активное включение скульптуры в архитектурную композицию ансамбля, в композицию отдельных зданий.
Замечательные монументы Петру I, Суворову, Кутузову, Барклаю и др., конная группа над портиком Пушкинского театра, колесница Победы над аркой Главного Штаба, барельефы Адмиралтейства, чугунные узоры оград, решеток, мостов — неотъемлемое звено пейзажа города.
Сейчас, когда убраны конные скульптуры Аничкина моста, когда был скрыт Медный Всадник, — особенно остро ощущается роль монументальной скульптуры.
С сожалением приходится отметить, что скульптуру, поставленную над главным входом Кировского райсовета, в силу ее плохого качества и отсутствия органической взаимосвязи со зданием пришлось убрать. Скульптура на некоторых жилых домах на Московском шоссе не украшает, а портит здания.
Правда, в последний период времени мы начали исправлять это важное упущение. Памятники С. М. Кирову и особенно Чернышевскому (хотя последний и не был еще установлен) явились удачными.
Есть ходкая формула о том, что архитектура стоит денег. Это справедливое положение, но из него часто делали неверные выводы. Некоторые архитекторы, признавая неудачи нашей архитектурной практики, оправдываются этой формулой, указывая на то, что до революции были большие возможности; раньше строили богатые дворцы и архитектору было где развернуться, а сейчас этого сделать нельзя, так как наши жилые дома или общественные здания лимитированы жесткой стоимостью.
Верно ли такое утверждение? Действительно ли такими дорогими были постройки наших предшественников.
В настоящий момент, когда мы увидели анатомию разгромленного Большого Петергофского дворца, мы должны были понять, как великолепна была внешность этого здания и как удивительно просто это здание было сделано. Великолепие достигалось минимумом материальных средств, умноженных талантом зодчего. Церковь Екатерининского дворца еще больше поражала великолепием и богатством, а когда мы сейчас видим скелет этой церкви, то можем сказать, что стоимость отделки этой церкви, вероятно, ниже, чем стоимость отделки крупного магазина Особторга.
Обычные жилые дома в начале XIX века решались просто и лаконично, создавая спокойный фон городского пейзажа, выгодно подчеркивающий общественные здания.
Между тем, облику ряда современных жилых домов мы пытались придать присущие дворцовым, общественным зданиям монументальность и чрезмерную парадность, одновременно забывая о комфорте и удобствах жизни людей.
Очевидно секрет формулы «архитектура стоит денег» заключается в том, что архитектору в первую очередь надо иметь профессиональное мастерство, а потом деньги на строительство. При этом нельзя забывать важную традицию старых мастеров, выражающуюся в том, что средства архитектурного и материального порядка распределяются неравномерно по всему зданию, а концентрируются в наиболее важных ведущих звеньях задуманной композиции.
Вспомним Академию Художеств. Фасад, вестибюль, круглый двор, конференц-зал и два боковых зала — очень богаты, а все остальное крайне просто. Но всё здание в целом производит сильное впечатление.
Аналогично решены Инженерный Замок, Адмиралтейство, Смольный и многие другие подлинные памятники архитектуры.
Ленинград построен на высоком уровне строительной культуры. Многие здания Ленинграда сейчас разрушены и вот руководить работами так, чтобы не снизить этот уровень культуры — это очень важная и почетная задача архитектора.
Архитектура воспитывает вкусы людей, сопровождая человека с момента его рождения и до смерти.
Поэтому, если мы допустим снижение этой строительной культуры города, мы перед историей и перед будущим поколением ленинградцев допустим большую ошибку.
Никогда еще в истории нашего города и нашей страны не предстояло такого объема восстановительных работ. Никогда еще не была так велика и ощутима роль архитектора.
Поэтому, впервые в истории наше Правительство приняло решение о создании Комитета по делам Архитектуры. Архитектура приобрела в настоящее время характер государственной деятельности. Из этого мы должны сделать большие выводы.
Мы должны работать значительно лучше, эффективнее, на полную силу своего творческого темперамента.
Мы своей работой должны оправдать доверие Партии и Правительства, доверие нашего народа.
Мы должны быть достойными современниками великого Сталина.