Последнее обновление: 28.07.2016

Copyright © "Петербургский НИПИГрад"
2005-2010

ХАЧКАРЫ НОВОЙ АРМЕНИИ

Армянское искусство хачкаров уже давно завоевало мировую славу. Тысячи и тысячи его прекрасных древних образцов разбросаны по всей армянской земле. Замечательным является еще тот факт, что это искусство, корни которого уходят в начальные времена христианства в Армении, живо и сегодня.

С тех пор, как Вараздат Амбарцумян, по образованию модельер, конструктор одежды, впервые нарисовал на бумаге не модель нового костюма, а узор хачкара, прошло 20 лет. Зародившаяся в детстве любовь к камню победила! Именно ему, камню, решил отдать свои творческие силы Вараздат. Сегодня в активе мастера уже около 250 крест-камней. И кто знает - возможно, именно первая профессия позволила ему по-особому взглянуть на кусок камня. Мастер просто сменил ножницы на резец, а вместо ткани взял каменный материал...

Хачкары Вараздата Амбарцумяна удивляют своей необычностью. Они не укладываются в рамки строгих научных классификаций и не раз подвергались критике со стороны ученых-искусствоведов. Автора упрекали за отход от общепризнанных традиций. Действительно, в работах Вараздата отчетливо прослеживается собственный стиль. Однако было бы ошибкой говорить о его разрыве с традицией. Мастер в достаточной мере отдает ей дань.

Один из примеров - так называемый «розеточный» мотив в его работах: круг, символизирующий солнце, мир, вечность. Он являлся основным элементом орнамента хачкаров еще в Средние века. В нижней части некоторых хачкаров Вараздата можно видеть геометризованную пальметту. Такой мотив листьев финиковой пальмы, переработанный в чисто декоративно-орнаментальный рисунок, был особенно распространен в XII веке.

На поминальных хачкарах мастера встречаются изображения предметов, отражающих профессию человека, в честь которого воздвигнут хачкар. И это тоже - отголоски давней традиции. Традиционно и встречающееся в работах Вараздата изображение птицы – символа духа и бессмертия.

Почтительно и трепетно изображает мастер фигуры святых. Хачкары с подобным оформлением были характерны для эпохи раннего средневековья.

В отдельных работах мастер обращается к известной с XI века особой форме хачкара - «хачбур». Это крест, поддерживаемый ладонями. Так раньше называли еще украшения, плетенные из колосьев пшеницы. Стилизованные хачбуры Вараздата Амбарцумяна как нельзя лучше воплощают в себе единство прошлого и современности, верность традиции и дух XXI века.

Среди многообразия используемых мастером элементов декора особо выделяются цветы. Цветочная тема тоже не нова для армянских крест-камней. Она появилась в Х веке, когда в нижней части хачкаров стали изображать букет цветов. В XIV веке эта тема исчезла. Вараздат Амбарцумян не просто возродил цветочный мотив, но развил его, придав хачкарам новое, жизнеутверждающее звучание. Среди его работ можно видеть такие, в которых крест имеет форму расцветшего цветка или даже составлен из цветов. Удивительная, вселяющая надежду и радость сила живет в этих «цветочных» хачкарах. Они поют гимн бессмертию!..

Традиционный национальный мотив также находит отражение в работах Вараздата Амбарцумяна. Это привычный для армянского глаза орнамент из гроздьев винограда и плодов граната. Но мастер идет дальше – ему удается затронуть в своем творчестве тему, связанную с историей Армении. Так, некоторые из колонн, встречающиеся в работах Вараздата, вызывают четкую ассоциацию со Звартноцем. Изображение полуколонн, арок и других архитектурных деталей можно встретить на крест-камнях XII-XIII веков. У Вараздата Амбарцумяна эти детали приобретают третье измерение, становясь объемными, и превращают хачкар в подлинное произведение малой архитектуры. Такие работы выглядят еще торжественнее, когда мастер добавляет к ним фигуры святых или ангелов. Одна из самых выразительных работ подобного рода – хачкар, стоящий в центре карабахского села Астхашат: под аркой, усеянной звездами и опирающейся на две колонны, размещена фигура ангела. Руки ангела опущены на крылья креста, а сам крест имеет форму меча. Вся композиция глубоко символична и производит сильное впечатление.

Крест в виде меча встречается и в ряде других карабахских работ Вараздата Амбарцумяна, придавая хачкарам особый смысл. Вот так смело – от цветка до меча – воплощает Вараздат в камне главный христианский символ.

Еще более смелый поступок - нарушение мастером традиционной формы хачкара!..

Вараздат первым преодолел «притяжение» плоской прямоугольной формы. Говоря научным языком, он первый позволил себе смелость нарушить канон, отражающий традицию определенного художественного мышления. Именно это вызывает наибольшую критику со стороны отдельных искусствоведов.

Однако если вспомнить историю, то придется признать, что прямоугольная стела с изображением креста тоже не была первоначальной формой хачкара - лишь в VII-VIII веках она окончательно заменила собой «свободный» крест.

Рассуждая о роли канона в искусстве, философы отмечают, что «со сменой культурно-исторических эпох меняются эстетические идеалы и вся система художественного мышления общества. И канон ушедшей эпохи становится тормозом в развитии искусства, мешает ему адекватно выражать духовно-практическую ситуацию своего времени. В процессе культурно-исторического развития этот канон преодолевается новым творческим опытом».

Смена культурно-исторических эпох не происходит в одночасье, но, возможно, Вараздат Амбарцумян первым почувствовал признаки этой смены. И это нашло отражение в его творчестве...

Освобожденные от прямоугольной рамки, вырвавшиеся в третье измерение, хачкары Вараздата как будто ожили! Некоторые из них раскинулись вширь, другие устремились ввысь. Динамика такого «движения» не может не затрагивать зрителя и вызывает ощущение духовного подъема. Эти хачкары обладают удивительной жизнеутверждающей силой.

Крест-цветок-меч-свобода-сила – пожалуй, вот те главные образы и ощущения, которые остаются в памяти от увиденных работ. Прочно уходя корнями в традицию, в прошлое, творчество мастера Вараздата не просто современно – оно устремлено в будущее!

Его работы есть во многих странах на европейском, азиатском и американском континентах. Он и сам бывал в этих странах, и не раз его уговаривали остаться. Но Вараздат не мыслит себя без Армении и считает, что его место - тут, на родине. Мечтает открыть свою школу, чтобы воспитать (именно воспитать, потому что хачкары требуют и духовного труда) молодое поколение мастеров...

Пусть сбудется его мечта, и пусть новые работы мастера и его будущих учеников не просто прославят авторов, но будут служить великому делу строительства новой Армении!